Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Leptoptilus crumeniferus

Танцующий динозавр!!!

 

Вышла, наконец, большая статья о Льюисе в "Вопросах литературы" (читать электронную версию неудобно, извиняюсь, так уж там устроено). Про то, как Льюис-историк литературы связан с "остальными" Льюисами - апологетом, фантастом и сказочником, и вообще про устройство его вселенной. В НЛО выходила значительно переработанная первая часть - только про историко-литературную ипостась - а теперь, вот, про все.

Мгновенно бросающееся в глаза свойство любого построения Льюиса, будь то историко-литературное, философское или апологетическое - страстность, а подчас и пристрастность, неумение отстраниться от предмета своего высказывания, отнестись к нему как к объективированному предмету. Во время знаменитой прогулки с Толкином и Дайсоном, ставшей для Льюиса решающим толчком к обращению в христианство, на замечание Льюиса о философии как предмете Дайсон ответил, что для Платона философия была не предметом, а путем. Как бы мы ни относились к христианству Льюиса, невозможно считать случайным совпадением, что он обретает голос именно после обращения: первая книга, на которой он ставит свое имя - аллегория “Кружной путь”; свои ранние не вполне удачные поэтические опыты (стихотворения и поэму) он печатал под фамилией матери. Характерно и то, что, поглощенный аллегорическими штудиями, сопровождавшими написание “Аллегории любви”, Льюис не может удержаться, чтобы не поэкспериментировать с этим жанром самому. В “Аллегории” Льюис уже совершенно узнаваем, он пишет, передавая свое увлечение читателю, не скрывая восторга, если разбираемый автор ему нравится, или разочарования и даже досады - если тот скучен. Эта непривычная для исследователя страстность - та же самая, что в христианской проповеди Льюиса, строгой и ясной с точки зрения логики, но всегда полной личных мотивов. Именно это делает его самым популярным апологетом XX века, именно это, в конце концов, дает решимость и дерзновение описать “занебесную область” в “Космической трилогии” или “Расторжении брака” и самого Христа в Нарниях. 

Leptoptilus crumeniferus

"Небесный огонь" Олеси Николаевой

Такие публикации, причем сумасшедшими тиражами, служат церкви примерно такую же службу, как крестины дочери Киркорова, а именно выставляют ее в превратном свете. Вот по этому поводу стоило бы поднимать волну негодования. Но все тихо, книжки расходятся как горячие пирожки и делают свое черное дело.

Оригинал взят у naficus в "Небесный огонь" Олеси Николаевой


То, что эта книга очень похожа на «Несвятые святые» о.Тихона Шевкунова явствует не только из схожести обложек. Но и по содержанию они практически идентичны (некоторые свои подозрения я уже высказывал http://naficus.livejournal.com/31293.html). Ощущение, что если рассказы обоих авторов перемешать, а потом издать под одной обложкой, то отличить их можно будет только по тексту "от автора" – в одном случае будет «он», в другом «она». И, как и в «Нсвтсвт» в «Небесном огне» повествуется о чудесных случаях из жизни автора и его знакомых, а по-сути очередной винегрет из околоцерковных баек.
И чего только нет на страницах этой книги – и рецепт по изгнанию бесов из цыганок; и практическое руководство по трифонославию - рассказы о том, как и от чего помогает молитва св. Трифону – то жениха найти, то потерявшийся мобильник и т.п. (замечу, что о Христе в книге практически ничего не говорится); и замечательная история о том, как по благословению батюшки удалось незаконно перевезти за кордон 2 кг. черной икры для несчастных русских аристократов-эммигрантов; а так же о том, что если вам во сне является умерший родственник, то обязательно нужно раскопать его могилу и посмотреть – хорошо ли он там лежит, не повредился ли гроб, например? А если что не так, то нужно его откопать и перезахоронить. И многое другое, не менее познавательное.
В общем, грустно и смешно от чтения этой писанины. И ладно бы только это - мало что ли подобных опусов на церковном рынке? Но не обошлось в ней и без гнусных пасквилей (видимо после «Мене, текел, фарес» появился вкус к подобного рода вещам). Зачем-то описана история с якобы грязным домогательством к Олесе Николаевой известного режиссера Леонида Трауберга (отца Натальи Леонидовны). Леонид Захарович показан каким-то мерзким похотливым старикашкой.
-- Ведь маэстро был уже стар, очень стар, даже дряхл... Столь стар, что, честно говоря, когда он поднимался в аудиторию на второй этаж, из него мало-помалу сыпался песок. Он весь - осыпался! --
Из-за отвергнутых ухаживаний которого невероятно талантливой Олесе Николаевой был закрыт путь в большое кино.
И совсем странным со стороны автора было причислить к «внешним» по отношению к Церкви двух людей – Ирину Дьякову (замечательного переводчика книг о.Александра Шмемана) и Зою Крахмальникову (диссидентку, осужденную за проповедь христианства), только за то, что те когда-то нелестно отозвались о некоторых горячо обожаемых Олесей Николаевой батюшках. Это уже явный перебор.

В общем, пользы от этой книжки столько же, сколько и от нетленки о.Тихона. И я всякий раз задумываюсь после знакомства с подобного рода литературой – Если им людей не жалко, воспринимающих эту ахинею за настоящее христианство, то хотя бы деревья пожалели. А, то тираж 30000, и видимо будут допечатки.

Leptoptilus crumeniferus

Манюсенький!

Иногда патер приезжал в Вильнюс и встречался, так сказать, с обращающимися. Он с ними много гулял и всегда заходил в кафе. Это была проверка. Сидят они за столиком, пьют, допустим, кофе. И отец Станисловас всегда складывал блюдечки, тарелки, чашки-ложки так, чтобы женщине с тележкой было удобней их убрать. Неофит, горячо делившийся своими высокодуховными проблемами, как правило, одергивал старика: «Да бросьте Вы! ОНА уберет». 

У него было много таких тестов, и когда в конце прогулки они выходили на площадь Гедимина, к колокольне, он говорил: «Манюсенький! Так тебе сейчас не надо в Церковь. Ты будешь фарисей, они Бога убили. А это нехорошо. Научись убирать за собой, считаться с другими людьми, слушать других». Одним словом, туфельки надо ставить ровно.


Просто показалось важным напомнить этот эпизод из "Самой жизни", точнее из интервью об о Станиславе Добровольскисе. Вообще книжка оказывается с каждым годом все актуальнее. Слишком много слышу в последнее время слышу историй о том, как принадлежность к христианству рассматривается в качестве способа приобщиться к силе мира сего, "попонтоваться". И вот это "ОНА уберет" как подход к жизни, пожирающий всех и вся, и меня тоже.


Leptoptilus crumeniferus

Русский сон - бессмысленный и беспощадный

Как много вокруг прекрасного, все исследовать - жизни не хватит. У Крылова (который юзер) в подборке всего русского нашел ссылку на Русский фейсбук - идея поразительная по своему идиотизму, еще православный интернет пытались сделать, помнится. Сходите по ссылке, первая страница внушает. То есть украдено все подчистую - впрочем, возможно, Цукерберг на самом деле тоже русский патриот.

А среди партнеров этого Русского фейсбука я не смог пройти мимо вот этого дивного баннера. Нет, ну действительно. Попал на еще один удивительный сайт - про русскую цивилизацию. На логотипе почему-то буква Ж. А на самом видном месте (еще там висит предостережение о надвигающихся в ближайшие сутки землетрясениях - месячной давности) статья "О вещих снах, живой душе и феномене Ванги". В статье написано, например, такое:

Переход мозга из режима «дневной» работы в «ночную» может происходить не только во сне, но в любое время и при определенном навыке - мгновенно. В йоге в индуизме, у монахов, лам в буддизме переход - называется глубокой медитацией. Точно это - молениями делают и верующие других религий (и не только религий). В этот момент у некоторых происходит «преображение», иногда видимое глазом свечение. (Отсюда - святые).

Усилием воли все они отключают свои чувства и переходят на прием информации на «ночную частоту» - на жизнь и восприятие информации душой. В этом состоянии способные могут выходить из тела и совершать полеты по всей Земле, видеть, слышать события, другие миры, в том числе страшные. (У неподготовленных, от увиденного, могут быть психические расстройства. Не всякий выдержит встречи). Таким же общим для всех путем идут и маги, колдуны, которые буквально по своей технологии выхода «выкувыркиваются» из тела.

Совершить безопасный для жизни выход и возврат могут сделать редкие с достаточной к тому энергетикой и подготовкой. Примерно так, как ракета, если имеет достаточную энергию, развив космическую скорость способна оторваться от притяжения Земли, так и душа может оторваться от магнитной силы притяжения собственного тела и мозга.

(Клиника в Подмосковной Барвихе исследует мозг человека во сне. Они фиксируют способность иного спящего видеть на расстоянии - то, что он ни как, лежа видеть, не может. Это явление называют управляемый «сон», но как такое, возможно – никак не объясняют).

Действительно, очень русский подход. Думаю, в Сколково, пока не поздно, надо брать идею на вооружение. Закупить побольше кроватей для молодых специалистов (с подогревом, печи - это как-то недостаточно инновационно), чтобы им удобнее было работать "в ночном режиме". Отрываться от силы притяжения тела и мозга.

Блин, ну почему же русский патриотизм все время такой уродский!
Leptoptilus crumeniferus

Евангелиста, но не Линда

[попытка записи в стиле quod_sciam]

В незапамятные времена, когда в интернете искали кто во что горазд и как Бог на душу положит, и даже гугла еще не было, а были странные искалища вроде высоковидки и йо-хуу, собрание некое малое пробовало отыскать что-нибудь для статьи про китайских львов - сидящих при дверях странных чудновидных животных. И запрос "китайский лев" выдал фразу из статьи про Лао-цзы, старого старика, где говорилось что-то о том, что вот де даосский мудрец - эдакий "китайский Лев Толстой". С тех пор трудно мне доверять серьезное искальным машинам. Машина она машина и есть.

Но иногда человек играется в такую словесную машину, сочетая слова причудливо и любуясь эффектом. Вот, к примеру, Епифаний Премудрый пишет в Житии Стефана Пермского:

Хвалит бо Римскаа земля обою апостолу Петра и Павла, чтить же и блажить Асиискаа земля Иоанна Богослова, Египетьская Марка евангелиста, Антиохиискаа Луку иевангелиста, Греческаа Андрея апостола. Рускаа земля великого князя Володимера, крестившаго ю, Москва же блажит и чтит Петра митрополита, яко новаго чюдотворца, Ростовская же земля Лионтиа, епископа своего; тебе же, о епископе Стефане, Пермскаа земля хвалит и чтит яко апостола, яко учителя, яко вожа, яко наставника, яко наказателя, яко проповедника, яко тобою тмы избыхом, яко тобою свет познахом.

Епифаний пишет, а Осип Эмильевич играется. Насколько я знаю, происхождение названия мандельштамовской повести, странного прозвища Парнока, никто до сих пор не объяснил. Поиски в области филателии заводят в тупик. А ведь, кажется, игра вполне в его духе.  
Leptoptilus crumeniferus

(no subject)

Речь идет о ... серьезнейшем изменении в религиозной сфере: о де-христианизации... Я уже говорил, что это изменение серьезнее, чем то, что пережила Европа при своем крещении. Новоявленные пророки в газетах и на трибунах наперебой предостерегают нас от опасности «вновь погрязнуть в язычестве». Ей-богу, было бы даже забавно посмотреть, как какой-нибудь будущий премьер-министр попытается заколоть упитанного белоснежного тельца на Вестминстерском холме. Но ни на что подобное нам рассчитывать не приходится. За этими пустыми пророчествами – если они вызваны не просто путаницей в головах – кроется заблуждение, будто история способна обратиться вспять; будто Европа может выйти из христианства «через ту же дверь, через которую вошла», и оказаться при этом там же, где она была первоначально. На самом деле, все иначе. Пост-христианский человек вовсе не язычник; точно также можно было бы ожидать, что при разводе женщина возвращает себе девственность. Пост-христианство оказывается отсечено от христианского прошлого, и уж подавно – от прошлого языческого.
                                                                                                                                                          К.С.Льюис, De Descriptione Temporum (1954)


Сегодня у младшеклассников в Лизкиной школе не было занятий, масленица. Хороводы, пляски, гуляния, лошадки и, конечно, сжигание идолища на школьном дворе. Нет, все было отлично, праздник удался. (Я заведовал аттракционом по бросанию обручей. За попадание полагался жетон, накоторый пожно было купить блинов, чаю, или круг на пони. Когда жетончики кончились, ко мне подошел шкет класса из второго или третьего и вручил пачку выигранных жетонов "Пусть дети еще повеселятся!") И все же, уж на что я протестант восточного обряда (с) и проч, но даже мои либеральные поджилки несколько сотряслись, когда под сгорающей Масленицей обозначился остов в виде креста. Мои малорелигиозные дети тоже отреагировали мгновенно. Лиза, как девочка с воспитанными чувствами, просто сказала: "Ой, папа, смотри -- крест". А Саня долго интересовался, почему Масленицу сожгли на кресте, на котором убили Христа. Так что пост-христианство штука непростая, действительно.
Leptoptilus crumeniferus

К феноменологии Межрождественского Времени

Ну вот, деревья оттаяли, праздники закончились, а мы вернулись в Вавилон из зоны бедствия и безынтернетья в ближнем подвавилонье. У нас получились самые настоящие рождественские каникулы в непростом дачном поселке, где на глухих заборах красуются непростые граффити ИСУС БЫЛ РЕВОЛЮЦИОНЕР и ТОЛЕРАНТНОСТЬ ЭТО БОЛЕЗНЬ, а потом прекрасный маршбросок дальше от Вавилона ко граду Китежу навстречу Рождеству.


Давно (а может, и никогда прежде) не упивался я в таких количествах глинтвейном да бейлисом (у меня нет секретов от моих читателей, да, я люблю неприличный напиток бейлис и вообще я сладкоежка) и не объедался разными вкусностями, как в этот рождественский пост, или, точнее, в это удивительное межрождественское время. Ни у кого такого нет, только у нас, чад Русской православной церкви и еще немногих упорных приверженцев юлианства. Плодом такого аскетического подвига стала принципиально новая феноменология рождественского поста, которую я и представляю на суд взыскательного френда. 

Collapse )
Leptoptilus crumeniferus

(no subject)

Когда заканчивается хорошая книга, достаточно хорошая, чтобы вырвать тебя из обычного течения жизни, всегда жалко возвращаться к повседневным делам, просыпаться, прощаться со сном. (В институте, читая "Иосифа и его братьев", я несколько дней прогуливал занятия, и моя учительница греческого спросила меня, когда я появился: Что с вами было, Вы влюбились или зачитались? Мои объяснения были приняты не слишком сочувственно - по части Манна - но вполне благосклонно.) Я чувствую себя виноватым в таких случаях - забылся, бросил важные дела, прогулял. Все время вспоминаю рассказы про недоумерших, которым очень не хотелось возвращаться из корридора, но или стремно, или дети, или дела. Но почему не хочется просыпаться, разве после встречи с прекрасным не должно, наоборот, с новой силой хотеться жить и действовать? Это у всех так? Или это от человека зависит: один, встретив Бога, уходит в пустыню, другой на проповедь?