Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Leptoptilus crumeniferus

Израиль. Коты

Для нянюшки Ягг ее любимец Грибо по-прежнему оставался миленьким котеночком, который гоняет по полу шерстяные клубочки.
Для всего же остального мира он был здоровенным котярой, вместилищем совершенно невероятных и неуемных жизненных сил, таящихся под шкурой, которая походила не столько на шерсть, сколько на кусок хлебного мякиша, дней десять пролежавшего в сыром месте. Чужие люди часто жалели кота, поскольку у него практически полностью отсутствовали уши, а морда выглядела так, будто на нее медведь наступил. Хотя они этого и не знали, но подобное уродство являлось следствием того, что Грибо пытался драться и насиловать абсолютно все, вплоть до запряженной четверкой лошадей кареты, считая это делом кошачьей чести. Когда Грибо шествовал по улице, даже самые свирепые псы начинали скулить и прятались под крыльцо. Лисы держались от деревни подальше, а волки вообще обходили ее стороной.

Терри Пратчетт. Ведьмы за границей.

В Израиле очень много уличных котов и кошек. Чувствуют они себя привольно и независимо, их подкармливают, но руками не трогают. Кошаки получаются дикие, часто откровенно бандитские и являют резкий контраст с мирным уютом иерусалимских и тель-авивских улочек.

То и дело встречаются вот такие идиллические картины.
1
Collapse )
Leptoptilus crumeniferus

(no subject)

И видел я, что одна из голов его как бы смертельно была ранена, но эта смертельная рана исцелела. И дивилась вся земля, следя за зверем, и поклонились дракону, который дал власть зверю, и поклонились зверю, говоря: кто подобен зверю сему? и кто может сразиться с ним?

Leptoptilus crumeniferus

(no subject)

В паре

С понедельника целиком забиваюсь я в тишину,
становясь опять перебежчиком от одних
выходных к другим: молчаливо жну,
что посеял, сею опять, заготовляю жмых.

А жена забивается в свой за стеной отсек,
что-то мелет, просеивает, варит, ткет,
и соседи, стекольщик, молотобоец и дровосек,
не покладая рук работают, эти два и тот.

Нас с женою держит мысль на плаву,
что пойдем в выходные кормить в пруду
черепаху, – она из панцирной книги своей главу
выдлиняет морщинисто, просит дать еду.

Мы с женой не очень-то меж собой говорим,
только держимся за руки иногда,
а свободными – бросаем еду, и так стоим,
и слегка краснеем, если кто видит нас, от стыда.

В. Гандельсман

См. также в контексте.
Leptoptilus crumeniferus

Лептоптилус и улитка

Лептоптилус переводит книжку про улитку. На скорость. Улитка стала уже почти членом семьи. "Хани, улитка ждет" и "Папа, оставь улитку в покое", кажется, прочно входит в домашний фольклор. А поскольку главная мысль аффтара состоит в том, что улитка -- это в первую очередь прекрасная форма для наполнения ее собственным содержанием (чем он сам довольно много времени и занимается), мы решили всей семьей наполнить улитку собственным содержанием. И вот что у нас получилось.

(Борь, Лиза просила посвятить эту серию Джанет и Элли.)
 
Улитка Лиза

Collapse )
Leptoptilus crumeniferus

Н.Л.

Наталья Леонидовна Трауберг переводила очень много, еще больше правила чужие переводы – невидимый миру труд двойного самоотречения, сначала во имя автора, потом во имя переводчика, как правило, куда хуже нее знающего свое дело. И все же памяти и истории она останется в переводчиком троих: Честертона, Льюиса и Вудхауза. Она училась Фрейденберг и Жирмундского, мечтала о карьере медиевиста, но конец этим мечтаниям положила борьба с «космополитами» и то, что саму медиевистику в те годы, по ее словам, «просто отменили». Н.Л. оказалась сослана в прозаический перевод, как Сергей Ошеров в поэтический. Нельзя сказать, что эта ссылка, эта «внутренняя Литва» не была для ее уютным убежищем, но все же просто переводчиком она быть не смогла.  

Collapse )