Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Leptoptilus crumeniferus

Друзья, важный практический вопрос к имеющим соответствующий опыт.

В настоящий момент в стадии разработки находятся три больших статьи и две книжки. В таком состоянии они уже довольно давно, от месяца до шести. Есть какие-нибудь техники, позволяющие сдвинуть эту ситуацию с места?

Уехать в санаторий для писателей не получается, работа 5 дней в неделю (и тоже связанная с написанием текстов, вот в чем фигня-то). Оставить соцсети, дружеское общение, интернет и человеческое общество тоже не предлагать - это все опасный идеализм.

Работа не с самого утра, но использовать с толком 3-4 часа, которые есть утром до работы стабильно не получается уже примерно год.

Отложить все и сосредоточиться на одном - не вполне вариант. Во-первых, все темы вполне актуальные, их хочется как-то двигать; во-вторых, в отложенном - еще 23 статьи и 3 книжки.

То есть вопрос в том, как двигать хотя бы несколько вещей параллельно.

Понятно, что глобальный ответ - совершить квантовый скачок и перейти на новую энергетическую орбиту. Все, кто что-то всерьез делает, живут именно так. Но пока этого сделать не получается, поэтому вопрос скорее о механизмах такого скачка.

Ну в самом деле - есть какие-то психотехники, простые правила (настоящие правила - всегда простые)?
Leptoptilus crumeniferus

Интервью о Льюисе

Как подобает адепту и прилежному ученику, отвечаю вытверженный у Джека урок.

Чтобы понять Мильтона, Спенсера, Жана де Мена или Кретьена де Труа нужно, насколько это возможно, понять, как они жили и для чего писали, настроить свою оптику таким образом, чтобы самому стать человеком соответствующей эпохи. Чтобы понять «Потерянный рай», нужно постараться залезть в голову к Мильтону, а не заниматься опровержением его заблуждений и выяснением того, что он мог бы сказать нашему современнику. Залезть же в голову автора можно только посредством реконструкции, через тексты, современной ему картины мира. Со временем этот подход переносится из историко-литературной сферы в сферу культуры в целом, применяется к отношению к реальности как таковой – и тогда появляется богословие Льюиса, его сказки и фантастика. Это своеобразное обращение системы координат. Центр художественного произведения – не читатель, а автор, этот центр внешний по отношению к читателю и требует от него усилия, если угодно, отказа от себя. То же самое с подходом к изучению истории: для понимания эпохи оказывается необходимо реконструировать картину мира ее «насельников» («Отброшенный образ»); с образованием и критикой: важно культивировать не импрессионизм, а представление об объективных ценностях и эстетических законах («Опыт критики», «Человек отменяется»); с христианством: отказываясь настраивать его под себя, мы выходим из пространства «религии» в пространство богообщения, из пространства конфессиональных «разборок» к «просто христианству»; наконец, с фантастикой и сказками: Марс и Венера или волшебная страна могут быть ближе к подлинной реальности, чем мир повседневности. И самое, наверное, удивительное у Льюиса – момент счастливого потрясения, который переживает тот, кто решается на эту радикальную смену системы координат. Заглядывая извне «в христианство» современный человек думает, что там внутри тьма фанатизма, аскетизма, мракобесия и т.д. – и вдруг оказывается в пространстве радости и праздника, яркости и плотности, по сравнению с которыми это наше «извне» серо и призрачно («Мерзейшая мощь», «Пока мы лиц не обрели»).
Leptoptilus crumeniferus

Любовь во время войны

Когда по городской пустыне,
Отчаявшийся и больной,
Ты возвращаешься домой,
И тяжелит ресницы иней...
Блок


И в этот миг мне жизнь явилась полной,

И мнилось — хор светил и волн морских,
Ветров и сфер мне музыкой органной
Ворвался в уши, загремел, как прежде,
В иные, незапамятные дни.
Ходасевич


Вчера был удивительный день, невероятно насыщенный и какой-то почти символический в своей полноте. Именно из таких дней делаются романы Джойса. Чем ночь темней, тем ярче звезды, и этот тихий свет и полнота, по-рембрандтовски пронзительно высвечиваются сгущающейся тьмой - сегодня на юго-востоке Украины "выборы", которые все сильно усугубят, туда идут все новые фуры с чем-то непонятным, местные жители пишут, что пахнет новой фазой войны.

Collapse )
Leptoptilus crumeniferus

Страннейший из Инклингов

Чарльз Уильямс: "Страннейший из Инклингов"
Пятница, 28 марта в 17:30, Школа "Интеллектуал".
Приходите!

Чарльз Уильямс - автор странных поэм о Византии и короле Артуре, оригинальных богословских трактатов, "мистических триллеров" и уникальной, ни на кого непохожей литературной критики. Его дарования слишком причудливы, чтобы обеспечить ему широкую известность, но те, кто сумел настроиться его волну - в том числе Клайв Льюис, Уистан Оден, Томас Элиот и Дороти Сэйерс - считали его ярчайшим явлением английской литературы и признавали его влияние.



"Критики, у которых не доставало времени перечитать Мильтона, большей частью безуспешно пытались кратко резюмировать Ваше видение этого поэта; но, смею надеяться, многие из тех, кто слушал Вас тогда в Оксфорде, поняли, что если старые поэты избирают своим предметом какую-либо добродетель, они не учат ей, а преклоняются перед нею, и то, что мы принимаем за дидактику, на самом деле, часто - волшебство".
К. С. Льюис - Чарльзу Уильямсу

"Он знал, как обходиться с обитателями иного мира, потому что воспринимал тот мир так же просто, как этот. Если бы мне предстояло провести ночь в доме, где есть привидения, с Чарльзом Уильямсом мне было бы не страшно".
Томас Стернз Элиот

Наталья Трауберг (и Т. С. Элиот) про Уильямса - http://krotov.info/library/19_t/ra/uberg_021.html
А вот тут есть немного про их литературную дружбу с Льюисом - http://magazines.russ.ru/voplit/2012/3/e10.html
Leptoptilus crumeniferus

Английская литературная сказка: волшебство в упорядоченной вселенной

В чем секрет неповторимого очарования английских сказок и объясним ли он? Есть ли что-то общее у таких разных авторов, как Льюис Кэрролл, Джордж Макдональд и Джеймс Мэтью Барри - а как насчет Толкина, Льюиса и Роулинг? Что такое фэнтези и как этот жанр связан со сказкой? Попробуем ответить на эти вопросы, увидев в английской литературной сказке зрелый плод двух долгих традиций - литературной и мифопоэтической. Англия неслучайно славится консерватизмом и традиционностью, очень многое, в том числе литературный процесс, развивалось здесь правильно и упорядоченно, без резких сломов и разрывов. В этой упорядоченной вселенной волшебство мифа зацветает, среди прочего, таким ярким и многосторонним явлением, как английская литературная сказка.

Это я придумываю анонс к запланированной на сентябрь встрече. Понятно о чем речь? О чем еще было бы интересно поговорить? Кого позвать?
Leptoptilus crumeniferus

All in the golden afternoon full leisurely we glide

Знаменитая лодочная прогулка чудака-профессора Чарльза Доджсона с девочками Лидделл, во время которой с пассажирами произошло нечто (впоследствии записанное в виде сказок), оказавшееся одним из немаловажных событий в духовной истории человечества, случилась 151 год назад, 4 июля 1862 года.

Хочу устроить в сентябре сейшн про английскую литературную сказку - позвать Демурову (сейчас говорил с ней, поздравлял с 4 июля и напрашивался в гости) еще кого-нибудь, а заодно и пропиарить свежевышедшего Макдональда. "Примус" уже даже предложил варианты - 18 или 25 сентября (среда).

А вот Нина Михайловна Демурова рассказывает про Алису (2010 год - 100 просмотров, она какой-то удивительно невидимый человек).

Leptoptilus crumeniferus

аллле, есть тут кто-нибудь?

Вот угадайте, про кого это они. Перевод Лептоптилуса, так что гугление не поможет. Кто знает, не подсказывать!

К.С.Льюис:

Его конек – фантазия, парящая между аллегорией и мифом. И в этом, на мой взгляд, его не удалось превзойти никому.

Я никогда не скрывал, что считаю N. своим учителем. Пожалуй, среди написанных мной книг нет ни одной, где я бы его не цитировал.

(Ну, тут все конечно догадаются.)

Г.К.Честертон:

Если быть великим человеком - значит заключать в своем сердце вселенную, N. велик... Это монументальная фигура, человек, не принадлежащий никакой конкретной эпохе и напоминающий героя собственных сказок, подлинный мистик, для которого сверхъестественное было в порядке вещей.

Чтобы по достоинству оценить тип людей, к которому принадлежит N., следует вспомнить тех, на ком держалось примитивные общества, и которых общества развитые постаралось обратить во что-то совершенно иное. Я разумею мудреца, возглашателя смыслов. Это не поэт, он не слагает песен; это не писатель, как правило, он не умеет писать. То, что он производит на свет, представляет собой самостоятельную художественную реальность: это речения, прекрасные и вдохновенные, философские притчи. К этому типу принадлежали Конфуций, Сократ и большинство основателей мировых религий. Наш современный, почтенный и до крайности специализированный мир не очень-то жалует пожилых джентльменов, слоняющихся по улицам и изрекающих премудрости. Человек, по духу и по плоти принадлежащий к этому типу, в наше время вынужден притворяться кем-то иным, поэтом или писателем второго ряда или же подаваться в политику мрачно-реформаторского толка.


И вот это особенно клевое и суперчестертоновское:

Подлинная мистика всецело сосредоточена на абсолютном; не на неясности сумерек, а на священной черноте тьмы и священном свете солнца. Ибо для всех настоящих мистиков начиная с Платона абсолютные идеи, такие как свет и тьма, предельно подлинны и бесконечно интересны. Мистик – единственный, кто может позволить себе предельную точность и определенность. Всякий сколько-нибудь вменяемый материалист повязан по рукам и ногам своим агностицизмом и релятивизмом. Эволюционист не может быть точным в деталях, а позитивист – ничего утверждать наверняка. И лишь мистик твердо верует, что роза ала от века назначенным ей священным алым цветом, а огурец зелен по громовому определению Небес. А потому яркость красок у всех величайших христианских мистиков - св. Франциска, Вогана [знать бы еще, кто такой Воган - L.], N. - способна привести в восторг папуаса. Основной принцип мистики - реальность. И этот великий человек зашел дальше многих по пути пугающей реальности, достигнув глубокой и грозной радости.

Collapse )
Leptoptilus crumeniferus

Алистер Макграт о К.С.Льюисе

Две лекции Алистера Макграта, знаменитого британского богослова и апологета, главы оксфордского Центра христианской апологетики и автора двух новых книг о Льюисе, прочитанные в Уитон-колледже 20 и 22 марта сего года.

1) "C.S. Lewis: Eccentric Genius, Reluctant Prophet", о новой биографии Льюиса.
http://www.wheaton.edu/WETN/All-Media/Lectures-and-Conferences/130320McGrath?lightbox=true

2) "C.S. Lewis and the Enrichment of Our Faith".
http://www.wheaton.edu/WETN/All-Media/Chapel/Undergraduate/130322McGrath?lightbox=true

Пиарит чувак свои книжки.

На сайте Уитон-колледжа сказано, что лекции будут доступны в течение ограниченного времени.
Leptoptilus crumeniferus

Поклониться тени, ровно 30 лет тому назад

Оригинал взят у murzukalo в Поклониться тени, ровно 30 лет тому назад
"...общество полагает, что у него есть и другие занятия, помимо чтения стихов, как бы хорошо они ни были написаны. Не читая стихов, общество опускается до такого уровня речи, при котором оно становится легкой добычей демагога или тирана. И это собственный общества эквивалент забвения, от которого, конечно, тиран может попытаться спасти своих подданных какой-нибудь захватывающей кровавой баней"