Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Leptoptilus crumeniferus

Не слишком стыдные тексты прошлого года

Типа итоги года.

Газетное все какое-то проходное, ничего не хочется вспоминать даже. Ну вот разве что про Алексиевич.

Неизвестный Льюис на "Правмире".

Per imagines ad realia. K.С. Льюис и незаконченная повесть о Елене Троянской" - это еще и напоминание о важной греческой поездке.

Рост зерна на Кольте.

Маленькая статья про Парк на "Йоде", важна не сама по себе, а потому что фиксирует очень важную историю.

Предисловие к "Бэзилу" написано давно, но формально вышло в этом году.

Coming to Terms with the Past: работа с памятью как необходимое условие национального примирения - важно, опять же, не само по себе, а как задел на будущее.

И романтическоэ отсюда, почему-то приятно перечесть.
Leptoptilus crumeniferus

Про греческих богов (из старых записей)

Перепост из ФБ.

* * *

Я никогда раньше не был в Греции. А поскольку по своему уже почти неактуальному первому образованию я античник, Афины всегда были на первом месте в списке стран, где надо обязательно побывать перед смертью. Но это ведь такой список, который всегда откладывают в сторону. Есть дела куда более насущные, куда менее абстрактные, чем смерть, денег либо нет, либо, когда они вдруг появляются, перевешивают насущные нужды. Женщинам и детям нужно море, друзья и родственники – в романо-германских странах и Израиле, ехать на пляж в Грецию кощунственно, а только по музеям – жестоко по отношению к детям. Но иногда жизнь поворачивается такими сторонами, что вдруг выдвигаются вперед страны из списка. Когда припирает, почва уплывает из-под ног, и необходимо сориентироваться в пространстве. И тогда лучше долго не раздумывать, не подключать прагматику (не лучше, а просто не до этого тогда), а выбирать првый пункт в списке.

Облака, цепляющиеся за вершины гор. Я, к сожалению, мало знаю горы – очень их люблю, но всерьез и близко познакомится не случилось. В кино и на фотографиях тучи всегда цепляются только за вершины очень высоких, «настоящих» гор. В Греции таких почти нет (даже Олимп как-то не очень дотягивает до настоящей горы), но зато в изобилии живописнейшие холмы и скалистые утесы. По дороге в Дельфы и в Микенах мы видели, как на эти холмы оседают тучи или облака – прямо по-настоящему оседают, как будто какое-то уютно-меховое животное опустило на него свою мягкую белую лапу или кто-то прямо сейчас льет на его макушку сухой лед, которым летом охлаждают мороженое. Это выгладит как очень бытовое, привычное – совсем не сверхъествественное – общение неба и земли. Мне раньше казалось, что рассказы мифов о том, как Зевс пролился дождем на очередную красавицу или сошел на нее в виде облака – прежде всего аллегории, рационализации идеи соединения небв и земли, в них нет ничего «непосредственного». А оказывается, это самые настоящие зарисовки с натуры, именно так это все и выглядит.

Collapse )
Leptoptilus scholasticus

Leptoptilus glorians nunquam titillandus

Друзья-льюисоведы опубликовали рецензию вашего корреспондента на очередное издание латинской переписки Льюиса и Джованни Калабриа! Онлайн версии, правда, у журнала нет и не предвидится.
Мой экземпляр когда еще доедет, а похвастать хочется.

Leptoptilus crumeniferus

(no subject)

Тот первый дровосек, чей тощий конь
вбежит туда, плутая в страхе чащей,
на сосну взлезши, вдруг узрит огонь
в своей долине, там, вдали лежащей.




Иосиф за отдыхом на ветке сосны (по возвращении из экспедиции на Тянь-Шань).
Дата съемки 1959 г. Ленинград/Сестрорецк

Отсюда, там еще много редких фотографий ИБ.

Leptoptilus crumeniferus

Леонард Цугухару Фудзита

Вот воистину век живи век учись. Никогда не слышал -- а может, слышал, но не обращал внимания -- про этого, оказывается, довольно известного художника. Теперь обратил внимание благодаря юзеру real_funny_lady</lj>.

Конечно, последние иллюзии относительно возможности уместить в голове способности японцев к усвоению чужого и превращению в свое развеялись у меня во время просмотра "Нового Евангелиона", но все-таки трудно перестать удивляться.

Тут есть, разумеется, японская закваска, есть атмосфера Монмартра тетки рестораны все дела, есть непонятное но очень сильное сходство с западноевропейскими мастерами: мне мерещится Мантенья, Дюрер, Кранах (вообще немецкое Возрождение). Есть странная смешение Прекрасной дамы с Лолитой. Есть -- точнее, суть -- много кошек. И настоящий романтический (в смысле напоминающий эволюцию столпов романтизма) эпилог: принятие католичества и роспись часовни -- впрочем такой же своеобразной и некатолической как часовня Шагала.












А вот кое-что из росписей Реймской часовни:





(Если кто-нибудь знает имя чернокожей святой в окружении чернокожих детишек-ангелочков, подскажите, пожалуйста. Очень интересно.) 

UPD: Говорят, это Дева Мария - Черная Богородица, привет Умберто Эко!
Leptoptilus crumeniferus

Переводы Михаила Яснова

Начинаю потихоньку выкладывать жижицкие впечатления (кое-какие фото, кстати, есть здесь). Попалась мне в руки книжка детских стишков в переводах с французского Михаила Яснова. Теперь вот ищу, где бы купить. Два стихотворения просто невероятно приятные.

Рене де Обальдиа (Яснов о нем)

Сказань

Как много кругом детей,
Всё мелочь - куда ни глянь!
Вырасти бы скорей,
Отправится бы в Сказань!

В Сказани всё время снег,
Сугробы до облаков.
В Сказани который век
Охотятся на волков.

Там волки белые-белые,
С клыками черней, чем ночь.
Тропинку в снегу проделают-
И исчезают прочь.

Не знаю, кого там больше, -
Принцев или принцесс.
Сказань - это где-то в Польше,
А может, и дальше в лес.

Там волки с глазами принцев,
Принцессы с глазами волков.
Они надарят гостинцев,
Окружат туманом снов.

Жду не дождусь удачи -
Услышу я, может быть:
- Здраствуй, французский мальчик!
Хочешь меня любить?

Скорей бы там оказаться,
Зпбраться бы в глухомань,
И юным принцем сказаться
И покорить Сказань!

И тихою-тихою сапой
По-волчьи прокрасться в лес,
И встретиться с самой-самой
Спящей из всех принцесс!

Я вас поцелую робко,
И стану храбрей стократ,
И мы убежим по тропкам,
Не поглядев назад.

А волки, блестя глазами,
Готовые растерзать,
Сбегутся со всей Сказани,
Чтоб наши руки лизать!

Аглая

Вот когда дорасту до серьёзных дел,
Я пойду к шотландскому королю
И скажу ему: «Сир, я уже созрел,
Я вашу красавицу-дочь люблю!

У неё фисташковые глаза,
Губки – бантиком, пахнет фиалкой рот,
И веснушки, и ушки... В общем, я – за,
И принцесса Аглая мне подойдёт.

На страницах «Ларусса» её портрет
Я нашёл – и надеюсь, что вновь увижу я,
До чего ж она розовая!.. И рыжая!..
Сир, да мне без Аглаи и жизни нет!

До краёв набит мой дорожный ларь
Тем, что в жизни спасало меня не раз,
Например, эти шарики, государь, –
Да за ними охотится весь наш класс!

Сир, не стоит зевать при моих словах,
Посмотрите-ка лучше туда, мой сир:
Вон верблюды несут на тугих горбах
Всё, что дарит вам нынче подлунный мир».

(До чего ж она розовая!.. И рыжая!..
И какой у неё благосклонный вид!
И на старом каком языке говорит –
Слов таких ни в одном словаре не увижу я!)

«От меня улетела прошлой весной
Вся коллекция бабочек дорогих.
Сердце бабочкой бьётся во имя той,
Что дороже несчетных богатств других.

Все алмазы, сударь, что я собрал
По далёким копям и берегам,
Все цветы, что вдали от неё сорвал,
Я теперь бросаю к её ногам.

Я и сам на колени бросаюсь пред
Добротой Аглаи и вашей, сир.
В самом деле, сударь, препятствий нет,
Чтоб устроить свадьбу и шумный пир...»

Тут король, улыбаясь, мне знак подаст
И воскликнет, слезу утерев рукой:
«Дочь мне тоже дороже любых богатств –
С ней мои упованья и мой покой.

Но приходит пора под венец идти –
Как такому орлу её не отдашь?
Что же, юноша, доброго вам пути,
Забирайте дочь мою в замок ваш!..»

И вот тут я пойму, что прошло шестьсот
Лет с тех пор, как шотландский король почил.
И тогда я пойду по дороге от
Дома к школе, забыв, что вчера учил.

Из «Ларусса» я вырву её портрет,
И уже наяву никогда не увижу я,
До чего ж она розовая!.. И рыжая!..
Ах, Аглая, Аглая!
Прощай, мой свет!

Leptoptilus crumeniferus

Жижица как состояние души

Стихи, сочиненные в Жижице во время дождя

 

 

 

                          В деревне Бог живет не по углам…

 

Бог в Жижице живет не по углам,

как думают невежды, он ютится

в буфете, в печке, бродит по столам

и по ночам за окнами кружится.

 

Ступеньками скрипит он на крыльце,

над домом брешь озоновую чинит;

морщины он стирает на лице,

и рябью гладь озёрную морщинит.

 

Архангелы все здесь, ведь, как генсек,

что ни на шаг не сдвинется без ЗИЛа,

владыка Саваоф из века в век

не странствует один без Гавриила.

 

Сюда крылатые созданья все,

слетаются с архангельских советов,

И Гавриил сидит на колесе

и баньку стережет от глаз аскетов.                        

 

 

 

                        Жижицкая ода

 

 

Есть под небом удел, что, творя земнородным отчизну,

для себя присмотрел Вседержитель (отдыхать где-то всякому надо).

Пусть грузины с армянами спорят, свою́ землю заветной считая, —

если в Жижице кто побывал, то не ведает боле сомненья:

здесь блаженный приют, здесь архангельский парк для гуляний,

и отсюда, возможно, прародителей в прошлом изгнали.

 

 

Александровой дщерью и матерью славного рода,

здесь устроен очаг, кабачки колосятся, тефтели

в сковородке шкворчат, и вообще не скупится природа,

молоко производит исправно коровья порода, —

коль не ветер с дождем, и павлины б сюда прилетели!

 

 

И Женевское озеро с Жижицким чает сравниться,

где ему, ох, Женевскому! с ним, с безутешным беднягой,

плачут, плачут, Байкалы, Виктории, Рицы!

Титикака печальна, ей век вековать Титикакой!

Что бывавшему здесь Бельведеры, Ривьеры и Ниццы, —

цвет наук основных, соль искусства, кончая, простите, бродягой

философским, сюда на поклон издалёка приходят

и уходят, навеки в душе своей радость и грусть поселяя.

 

 

Несси жижицким жабам завидует завистью черной,

ей бы, Несси, хоть хвост омочить бы в родных этих водах;

опостылел ей тесный Лох-Несс, по российским тоскует просторам.

Её дедушка милый, когда-то за длинным лещём отлучился

в стародавнее время отсюда на крыльях могучих;

Ему мнилось, в Шотландии дикой сытнее житье, за границей,

но природа, увы, отдохнула на детях драконов,

вот, заморыши бедные, крыльев лишившись, ютятся

среди тины в шотландской той луже, не в силах вернуться.

 

 

Здесь дома, словно маленький флот,

                                     крепко слажены дедушкой славным,

и готовы в секунду пуститься по озеру выводком плавным.

Здесь колеса на мачтах, и аисты вместо матросов,

на носу две собаки, зовут их, как áмерикосов,

а на мостике бабушка взглядом веселым и зорким

всё следит, будь то масса нейтрино* иль псиные чёлки.

 

 

Знает каждый из нас те часы, когда воя медведем,

вперясь в ночь, чуть дыша и горючие слезы глотая,

мы себе говорим: все пройдет и настанет пора золотая,

все еще впереди, эх, куда ни выводит кривая.

Так и скажем теперь: ни на что не смотря, не считая

дней и меди в кармане, когда-то мы точно приедем,

Мы вернемся сюда, мы приедем, приедем, приедем!

 

 

                                                                                                   8 мая 2007 г.

                                                        Фотографии воспоследуют отдельным постом

                                              
                                                     *   *   *

 

Какие ассоциации рождает в голове нормального, не слишком даже испорченного человека слово «жижица»? Верно, совсем не обязательно позитивные. А вот напрасно. Жижица — волшебное место, побывав там однажды, крепко привязываешься к нему, и с этих пор теплая Жижица навсегда поселяется в вашем израненном сердце.

Collapse )